Русская икона: эпохи древнерусской иконописи 14-17 века — часть 2

Русские иконы 14-15 веков. Новгородское письмо

Русская икона. Архангел Михаил. Конец XIV в., 86 × 63 см Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия Инв. 12869

Русская икона. Архангел Михаил. Конец XIV в., 86 × 63 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва, Россия
Инв. 12869

Во многом благодаря стараниям и работе ученых, историков, музейных специалистов, а также — собирателей русских икон и антиквариата мы сегодня можем проследить пути становления древнерусских иконописных стилей, как таковых.

В 14 веке уже можно говорить об иконописном стиле. Это период расцвета иконописи Византии, время Палеологов, что было доказано Дальтоном, Дилем, Милле и Муньосом. Для истории русского изобразительного искусства 14 столетие имеет особое значение, его полагают временем зарождения русской живописи как таковой. Об этом свидетельствуют сохранившиеся с той эпохи великолепные новгородские фрески Успения на Волотове, созданные в 1363 году, св. Феодора Стратилата, датируемые 1370 годом, Спаса Преображения — 1378 год, Спаса на Ковале — 1380 год, Рождества Христова на кладбище — около 1390 года.

Русская иконопись: преемственность Византии

Русская иконопись характеризуется тесной взаимосвязью русской живописи 14 столетия с живописью Византии эпохи Палеологов, существование которой подтверждают точные сведения, указанные в летописи (деятельность «Феофана Гречина философа»). Феофаном Греком в период с 1378 по 1405 годы было расписано несколько соборов и церквей Москвы и Новгорода. Вероятно также, что небезызвестный Андрей Рублёв был учеником Феофана Грека, что подтверждает взаимоотношения между школами иконописи Византии и Руси.
Четырнадцатое столетие считается веком византийских, русских и сербских росписей. Русские стенописцы и иконописцы 14 века по сути являлись учениками греческих и византийских мастеров. Шмидт дал описание мозаик Кахрие-Джами, Милле опубликовал фрески Мистры, объясняющие происхождение новгородских росписей Волотова и св. Феодора Стратилата. Множество иконописных изображений 14 века могут свидетельствовать о подражании русских иконописцев греческим прототипам, особенно это касается образов Божьей Матери. Так, одним из примеров тому является икона Грузинской Божьей Матери (собрание С.П. Рябушинского), а также упомянутая ранее икона Смоленской Божьей Матери, в начале прошлого столетия находящаяся в московском старообрядческом храме Успения у Покровской заставы.
Согласно Милле, иконопись 14 века уже не так, как ранее, подчинялясь искусству фрески, напротив, даже оказывала на него своё влияние. Тем не менее, взаимосвязь иконописи и монументальной живописи тогда ещё имела место, и первичной была последняя.

В качестве примера можно привести такие русские иконы, как архангел Михаил (коллекция С.П. Рябушинского) и «Рождество Христово» (собрание И.С. Остроухова), обладающие «фресковыми» признаками — простотой композиции, широтой рисунка, колоритом, свойственным монументальному искусству. Именно эти признаки позволяют определить эпоху создания той или иной иконы. Характерные для иконописи 14 века приёмы, заимствованные у фрески, порой прослеживаются и в более поздних иконах — «Св. Екатерина в житии», «Св. Флор и Лавр» (собрание С.П. Рябушинского) и «Св. Георгий» (коллекция И.С. Остроухова), относимых историками к следующему веку.

Преемственность русской иконописи 14-15 столетий по отношению к византийской несомненна, и дух Ренессанса, которым проникнуты древнерусские иконы указанного периода, лишний раз подтверждает это. Ведь для искусства Византии в принципе свойственны проявления возрождения античности, о чём свидетельствует множество иллюстрированных манускриптов. Весьма прозорливы оказались Диль и Милле, разглядевшие во фресках Мистры и мозаиках Кахрие-Джами отличительные признаки истинного возрождения античного искусства.
Преемница искусства Византии 14 века, древнерусская иконопись 14-15 столетий сохранила многие античные традиции, такие как ступенчатость горного пейзажа, изображение архитектурных объектов — вид башен, портиков, атриумов. Живописная манера русской иконописи — передача формы посредством так называемых «отметок» (параллельных штришков), двухцветность тканей, проблеск — определённо содержит некоторые признаки античной станковой живописи. Ярким примером тесной связи русской иконописи с искусством Палеологов служит икона из собрания И.С. Остроухова «Сретение Господне», проникнутая духом Возрождения и отличающаяся нежностью цветовой гаммы.

Век наивысшего развития русской иконописи

В пятнадцатом столетии новгородская иконопись, сделавшись обособленным искусством, достигла своего наивысшего развития. Элементы византийского стиля, унаследованные от прошлого века, преобразовались и получили более точную и строгую формулу. Свойственная русской иконописи той эпохи идеалистичность резко отделила её от «природного» влияния и воздействия западной реалистичности. Русский иконописный стиль приобрёл в 15 веке невероятную чистоту форм, и наибольшее влияние на него оказывали сильные артистические традиции. Довольно долгое время бытовало необоснованное мнение о «народности» и «эпичности» древнерусского искусства в целом и иконописи в частности. Присущая новгородской иконописи артистичность ярко иллюстрирует его несоответствие действительности. Определённо, эти иконы писались по некоторым аристократическим, исключительным потребностям, и то, что имена мастеров неизвестны — лишь случайность.
Некоторые иконописцы той эпохи сумели передать свою индивидуальность посредством цвета и формы, делая это невероятно тонко и виртуозно. Две иконы 15 века из одного и того же собрания (Б.И. Ханенко), написаны явно разными мастерами. «Чин», где преобладают бледно-серебристые тона, и «Тайная Вечеря» с полноцветными фигурами на прозрачно-зелёном фоне. С другой стороны, упомянутая «Тайная Вечеря», «Снятие со креста» и «Положение во гроб» по всем признакам были созданы рукой одного мастера. А в происходящей из тех же мест иконе «Усекновение главы св. Иоанна Предтечи» угадывается почерк другого мастера и признаки другой эпохи, о чём свидетельствует изображённый на ней пейзаж.
Некоторые имена художников-иконописцев 15 столетия известны нам, в некоторой степени, благодаря сохранившим их летописным источникам, а также описям имущества монастырей. Одна из них, опись Иосифова Волоколамского монастыря (1545), была опубликована В.Ш. Георгиевским в начале двадцатого века. В ней, в частности, упомянуты имена Рублёва, Дионисия, Паисия и другие. Дионисий известен по фрескам Ферапонтова монастыря (1500), лично им подписанным и точно датированным. Стилистическое сходство с Ферапонтовыми фресками позволяет отнести к творчеству этого талантливого художника и его сыновей-учеников целый ряд старинных икон той эпохи.

Теги:, , ,